Год:
2019
Месяц:
Май

Линия обороны полковника Рыбака

Что такое счастье?.. Попробуйте описать словами – не опишите, попробуйте прикоснуться – не достанете. И, может быть,  также, как ветеран Великой Отечественной войны Андрей Васильевич Рыбак,  с годами поймете: счастье – это жизнь, прожитая так, что не стыдно ни за одно ее мгновенье.

Как многие фронтовики, Андрей Васильевич Рыбак не любит вспоминать о войне – слишком многое довелось пережить, и эти воспоминания кровоточащей раной каждый раз сжимают сердце в груди. И каждый раз он перешагивает через боль, чтобы внуки и правнуки не допустили забвения подвига советского народа, не позволили переписать историю и сделали все, чтобы фашизм не повторился.

 Лето 1941 года выдалось жарким… 22 июня Андрей был в гостях у приятеля, когда по местному радио передали: всех ждут у районного комитета партии на митинг по случаю вероломного нападения фашисткой Германии на Советский Союз. Мальчишки, как есть, босиком бросились к райкому, здесь уже собралось все село. С тревогой вслушиваясь в четкую речь секретаря райкома, что в 4 часа утра бомбили Киев, 16-летний Андрей, даже не предполагал, что их жизнь никогда не будет такой, как прежде. Все бесповоротно изменилось раз и навсегда…

 Больного отца, потомственного бухгалтера, призвали в армию, мать, неграмотная домохозяйка, пошла работать сторожем. Вскоре приехала эвакуированная из Ленинграда тетя с 4-летней дочкой, ее муж ушел в ополчение. Тетка стала работать в типографии, Андрей – счетоводом в райпотребсоюзе. Все старались внести свою лепту, и не взирая на трудности, каждый на своем месте старался помочь нашим солдатам одержать скорейшую победу.

  Шло время… немцы подошли к Москве, рвались на Кавказ, о быстрой победе не было и речи… Андрей рвался на фронт, но в силу возраста не подлежал демобилизации. Летом 1942 года, все еще боявшись опоздать на войну, в тайне от родных решил пойти другим путем: уговорил работавшую в Загсе подружку изменить дату и выписать ему новое свидетельство о рождении – вместо 25 февраля 1925 года на 10 июля 1924 года. Так с новым документом он вновь пришел в военкомат и вызвал улыбку на лице уже знакомого капитана. «Ну, хорошо!», - закрыв глаза на приписку, ответил он. Ни прошло и месяца, как Андрей получил повестку.

 Известие о призыве застало его в поле, где он вместе со всеми  занимался заготовкой кормов для скота, и вновь, как был босиком, бросился в районный центр Аромашево, преодолев 45 км за шесть часов. Пройдя медицинскую и мандатную комиссию, во дворе родной школы, в 300 метрах от отчего дома Андрей встал в строй более четырех десятков призывников, на год-два старших его односельчан, среди которых – закадычный дружок Владимир Кармацкий, будущий Герой Советского Союза.

 Подогнали колхозные подводы, сгрузили мешки, и пешим ходом двинулись на станцию Голышманово. Ночевали в лесу под повозками, тут впервые и почувствовали солдатскую службу. По прибытии в Омск, в городском клубе узнали, что направляются в лагерь «Карьер», рядом с которым в Чертовой Яме формировались воинские подразделения. Это был лагерь старого военного училища довольно высокого класса, существовавший еще при царизме. Только в отличие от своих предшественников вместо 3-летнего обучения им предстояло пройти шестимесячные курсы. Здесь готовили общевойсковых командиров взводов и рот, командиров минометных батарей и минометных расчетов.

 Пока не втянулись, первое время для здоровых деревенских парней курсантское питание (суп, чай, хлеб да каша) казалось скудноватым, выручали посылки из дома. Повезло и Андрею: посылку привез сам отец, его, не доехавшего до фронта,  по болезни ввернули из армии. В феврале 1943 года, за месяц до окончания училища, всех ночью подняли по тревоге и объявили список, кто едет на фронт, под Сталинград. Андрея, среди пятидесяти отличников оставили в училище и в марте, сдав все экзамены  и переобмундировав в офицерскую форму,  отправили в Москву. Состав шел через Курган, и не было возможности передать последнюю весточку домой.

 Впервые увидев столицу, парнишка из далекой сибирской деревни испытал двоякое чувство: радость за непокоренную Москву, боль за военное искажение красоты сердца Родины. Проходя по Красной площади в поисках окон кабинета Сталина, Андрей осознал, что наконец-то сбылась его давнишняя мечта – стать офицером, и не беда, что не артиллеристом, а пехотинцем. Главное – служить на благо Родины.

 А вскоре не заставило себя ждать и боевое крещение: в 50 км от Курска, на станции Касторное, налетела немецкая авиация. 15 пикирующих юнкерсов разрушили железнодорожный мост примерно в 15 км от станции, благо их состав уже добрый час миновал это место и расположился на станции. Покинув вагоны, солдаты и недавние курсанты укрылись в траншеях, немцы со станции перекинули огонь на наши артиллеристские установки. Бомбежка затянулась до темна, так что немцам пришлось освещать атакуемую с воздуха местность. К счастью, никто не пострадал, и вновь погрузившись в вагоны, продолжили путь, правда, на этот раз веселее – в соседнем вагоне ехали на фронт девчата-санитарки. Задорный девичий смех и звонкие песни стали глотком мирной жизни, короткой передышкой перед ожидавшей всех неизвестностью…

 Прибыли на станцию Курск, на месте вокзала - одна стена. Доложили коменданту и остались ночевать вблизи вокзала. Андрея с парой выпускников определили на постой в дом к пожилым супругам. Выспаться не удалось: ночью кое-как приспособившегося на детской кроватке Андрея разбудили звуки очередной бомбежки. В замкнутом пространстве, не зная, что тебя ждет, 20 минут, пока фашисты бомбили город, казались бесконечными.

 Скоротав остаток ночи, на утро прибыли к месту сбора, рассредоточившись, на попутках добрались до станции Свобода и всей оравой разместились в саду у местного деда. А дальше – долгожданное назначение: 6-я гвардейская стрелковая дивизия Центрального фронта, 10 гвардейский полк, третий батальон, третья рота. Командир роты Леонтьев назначил лейтенанта Рыбака  командиром первого, усиленного взвода автоматчиков, Володю Кармацкого – командиром 2 взвода. Два ручных пулемета, противотанковое ружье  и отделение ротных минометов – вот и все приданные силы новоиспеченного командира Рыбака. И первый приказ: обойти все роты и отобрать себе ребят, подходящих в автоматчики. Выбор был не велик, и, не желая никого обидеть, Андрей ограничился тем, что имел – 27 бойцов Красной Армии, находящихся в его подчинении.

 До его назначения взвод возглавлял старший сержант, освобожденный из мест лишения свободы за убийство искупать свою вину кровью. Не обладая навыками руководителя, этот смельчак, сорви-голова стал незаменимым помощником Рыбака.

 Едва познакомившись с личным составом, Андрей получил очередной приказ: к 1 июля подготовить оборону взвода. Днями в перерывах между минометно-артиллеристскими обстрелами немцев с помощью единственного подручного средства – саперной лопаты – копали траншеи, по ночам Андрей обучал своих солдат наступательному бою и стрельбе на ходу. А для начала  самые азы – изучение автомата, обращение с ним и стрельба, ведь 90% его подопечных еще не были ни в одном бою. Минометно-артиллеристские обстрелы… Сначала подлетали так называемые рамы, немецкие разведчики на бронированной итальянской машине, и медленно разворачиваясь фотографировали наши позиции, говорили, что такая рама могла сфотографировать даже котелок на земле. Улетая, рама бросала красивый розовый вымпел, оставлял за собой дымок. Это был верный признак того, что через 5-10 минут начнется бомбежка. Затем прилетали пикирующие юнкерсы и бомбили высоту у подножья, место расположение взвода Рыбака. Самое страшное – противопехотные мины: летящий сверху огромный мешок, который,  не долетая до земли 300-400 метров, развязывался и оттуда градом летели точно попадающие в цель небольшие мины. Треск и сплошное поражение. Однажды, возвращаясь от командира роты, и Андрею довелось попасть под такую атаку. Но, будучи знакомым с ее действием, катаясь по траншее от одной стенки к другой, удалось благополучно вернуться в свой взвод.

 А вскоре началась настоящая война… Андрей чувствовал скорое начало военных действий: вечером 3 июля 1943 года командиров взводов вызвали к командиру роты и приняли кандидатами в члены ВКБ(б). Так он вступил в партию, не до, ни после не пожалев о своей приписке. Страха перед смертью не было вообще, может быть от того, что, не имея собственной семьи и детей,  не возникало мысли об ответственности, о том, что его могут убить. Может быть, придавали уверенности воспоминания о случае на станции Александров в Московской области, когда он с котелком выбежал из вагона набрать кипятка. Пробегая мимо сидящих на бревне мужичков в солдатской форме, услышал брошенную ему вслед реплику: «Этого рыжего не убьют!».

 Все началось в 2.45 утра 5 июля. На пятнадцать минут опережая планы немцев, наши войска нанесли массивный удар по периметру немецкой обороны. Едва услышав канонаду, Андрей выскочил из траншеи – на расстоянии, охватываемом глазом, в сумерках вспышки сплошного огня – это более 2 тысяч наших артиллерийских орудий и минометных установок открыли огонь по линии обороны немцев. Канонада длилась 45 минут, затем - тишина. Андрей знал, что сейчас либо наши, либо немецкий войска пойдут в наступление, но затишье затянулось на 2 часа. Несмотря на большой урон, немецкое командование получило приказ любой ценой идти в наступление, и нанесло ответный удар: артиллеристский и минометный обстрелы сопровождались ударами авиации и танковыми обстрелами. Сколько длился бой, Андрей не помнит, но уже через 3 часа на его позиции стали появляться раненные бойцы с первой линии обороны. К концу дня появилась танковая армада и пехота противника. Оценив ситуацию, Андрей понял, что эту махину им не удержать,  и, приняв решение стоять насмерть, отдал команду приготовиться к бою и без команды не стрелять. На его взвод двинулись 3 крупных танка и пехота, уже начали различаться издаваемые свистом команды противника, все замерли в ожидании. Когда вражеские войска оказались на расстоянии 1 км, неожиданно на них обрушился шквал минометного и артиллеристского огня, одновременно поддержала авиация. Немцы залегли, но через какое-то время под свист пуль вновь двинулись в наступление. Теперь пришел черед и взвода Андрея: подпустили немцев на расстояние 400 метров, открыли огонь. Пехота – вновь залегла, танки, не прекращая движения, с боем пытались прорвать линию их обороны. Сражение длилось более трех часов, два вражеских танка были подбиты, третий, прорвался и ушел вглубь обороны. Позднее, Андрей узнает об уловках противника: верхние люки своих танков фашисты покрывали красными полотнищами, в центре которого рисовали свою свастику. Эта маскировка создавала впечатление, что танки русские, а вид сверху служил сигналом – не стрелять в своих. В этом первом бою друг Андрея Володя Кармацкий попался на уловку противника: выскочив из окопа, и крепким русским словцом попытался выяснить, почему свои танки идут прямо на их пулемет. Чудом остался жив и усвоил урок.

 Прошла ночь, ранним утром наступление повторилось. Во взводе Андрея – половина бойцов, раненных вынесли, мертвые – лежат в траншеи, живые держат оборону. К концу второго дня Андрею приказали отойти на край села и занять оборону, со всего взвода - он и трое солдат. Оборона, которую они строили 2 месяца, была полностью разрушена, не осталось ни одной огневой точки. Из всех командиров взводов остался в строю лишь он один, все погибли, только Владимира Кармацкого с ранением в голову отправили в госпиталь. От целой роты из 4 взводов, в каждом из которых было не менее 35 солдат, осталось 16 прошедших черед ад человек.

Оборону держали до 12 числа июля. Два дня кромешного ада в сплошном бою и 7 дней после отступления в обороне другой полосы. Немцы прорвались, подошли к линии их обороны, бои продолжались, но уже с меньшей интенсивностью. А 12 июля оставшимся в живых скомандовали занять исходное положение для контрудара Двинулись вперед на рассвете. Какое-то время шли спокойно, без стрельбы вброд перебрались и через ручей. Затем, оказавшись на открытой местности, вступили в перестрелку с упорно сопротивляющимися немцами. Но даже изможденных изнурительными боями советских солдат уже ничто не могло остановить: пядь за пядью отстаивая родную землю, за 3 дня они продвинулись на 8 км, освободив при этом 2 или 3 населенных пункта. 15 июля в одном из боев Андрей был ранен. Пулеметная очередь фашиста уложила несколько наших солдат, одна из пуль попала в пах Андрея, прошла насквозь и повредила седалищный нерв. Как подкошенный, он упал на землю, но вскоре к нему подполз  санитар и, переложив его на палатку, волоком вытащил с поля боя. Возле лощины, где наша минометная батарея вела огонь, санитар перенес его в только что разгруженную от мин конную повозку и с ездовым доставил в медсанбат. Там - сразу же на операционный стол, провели сечение, чистку раны и заковали в шину. Не прошли и сутки, в числе остальных раненных доставили на железную дорогу и в двух маленьких вагонах отправили до станции Елец Воронежской области, оттуда – в Липецк, стационарный госпиталь, а 15 августа - в госпиталь наркомздрава в город Ачинск Красноярского края. После выписки, 30 октября, Андрей был направлен в Новосибирск, в штаб сибирского военного округа. Он и не подозревал, что война для него уже закончена, надеялся вернуться в строй и продолжать службу хоть в запасном полку, пока в штабе округа его не спросили, до какой станции ему ехать. Так, комиссованный по ранению с предписанием «использовать в качестве военрука в средней школе» лейтенант Рыбак вернулся домой. За проявленные отвагу и мужество в боях на Курской дуге, Андрей Васильевич был награжден орденом Красной Звезды.

С 11 января 1944 года преступил к работе – вел у ребят военное дело в родной Аромашевской школе. Прекрасно понимая, что война скоро закончится, а у него нет профессии, Андрей думал, как дальше жить, ведь надо было помогать семье. Ребята бегали на танцы, а он с палкой в руках едва передвигался. Инвалид 3 группы с пенсией в 300 рублей двадцати лет от роду… По окончании войны Андрей решил поступать в педагогический институт и стать преподавателем истории, но планы нарушила… любовь. Встретив в школе красивую учительницу начальных классов, влюбился и в октябре 1945 года они с Лидой сыграли свадьбу.

В 1946 году Андрею предложили перейти на работу в прокуратуру. На семейном совете отец напомнил сыну, что еще до войны, как-то проходя мимо здания прокуратуры, говорил ему, что юрист – профессия хорошая. Так выбор был определен и, имея за плечами только среднее образование, приступил к работе. Учиться премудростям следственной работы пришлось на ходу: от бывшего следователя ему передали массу заволокиченных дел, разобравшись с которыми, Андрей понял, что это его стезя. В 1947 году он поступил в Свердловскую юридическую школу и начал заочное обучение, через 4 года вошел в число лучших следователей прокуратуры. Затем 5 лет  работал прокурором  Новозаимского района, окончил юридическую школу. В 1950 году, взяв отпуск, Андрей Васильевич с успехом сдал экзамены и поступил в Свердловский юридический институт на заочное отделение. Не успев вернуться домой, получил предложение возглавить межрайонную прокуратуру в Ишиме. Это был огромный фронт работы, ведь Ишим считался одним из криминогенных городов области. Здесь за 6 лет работы у Андрея Васильевича не было ни одного нераскрытого убийства. Дальше - окончание с отличием  курсов руководящих сотрудников при прокуратуре СССР. Андрей Васильевич был первым прокурором Тюменского района. В 1970 году после упразднения прокуратуры г. Тюмени коммунист Рыбак был направлен на укрепление следственного аппарата в органы внутренних дел на должность заместителя начальника следственного управления. В УВД Тюменского горисполкома он проработал более 13 лет, и в 1984 году начальник отделения ЦНИЛ МВД СССР (центральной научно-исследовательской лаборатории по экономическим и правовым проблемам охраны социалистической собственности) полковник милиции Рыбак ушел на заслуженный отдых. За 38 лет на следственной работе – 26 поощрений по линии прокуратуры, 7 – по линии МВД, и ни одного взыскания.

В далеком 1946 году, начале профессионального пути, ему мечталось никогда не покидать следственной работы, родить и вырастить детей, жить долго и счастливо с любимой женой. Но жизнь почти во все  внесла свои коррективы. Со временем став профессионалом высокого класса, Андрей Васильевич перешел на руководящую работу, пережил смерть любимой Лиды, вырастил двоих сыновей, нашел свое счастье и во втором браке.

Сегодня 90-летний ветеран Великой Отечественной войны не перестает приветствовать жизнь, с удовольствием щедро делится с молодежью огромным опытом. И не только следственной работы, но и как быть счастливым человеком – жить так, чтобы не было стыдно ни за одно свое мгновенье….

 

Елена Черкашина, пресс-служба УМВД России по Тюменской области

Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России